?

Log in

mininand
18 February 2017 @ 10:21 am
Пришла в голову мысль, что люди делятся на людей Рима и людей Венеции, сначала подумал о великих, а потом понял,что это относится и к простым смертным. Гете, Стендаль, Гоголь, Андерсен - сразу приходят в голову, для них Венеция не существует, наверняка есть и другие, сразу в голову не приходят, а вот Томас Манн, Пруст, толпы поэтов (каждый тут поставит свои имена) - люди Венеции. Кто-то скажет, что дело во времени, на это назову Дюрера, кто-то умный назовет Муратова, но он писал путеводитель, а когда написал роман - тот был римским. Вот вам и мое объяснение-толкование: Рим - твердость, прочность, вечность, яркость, богатство без показной роскоши, сильный видит в нем родство, слабый - опору и поддержку, Венеция - текучесть, переменчивость, лицедейство, бледность при всей многокрасочности, бедность, которая прячется за роскошью живописи и стеклянным блеском, вот и признаки людей Венеции. А есть ведь люди, которым вообще Италия не нравится...
 
 
mininand
08 January 2017 @ 09:03 pm
ПИРОГИ
Пироги всегда занимали большое место в нашей жизни. Конечно, потому что пироги всегда были связаны с важными событиями.Read more...Collapse ) Это были праздники, дни рождения, гости, не всегда на праздники, а иногда и просто так кто-нибудь приходил – приезжал. Бывали и другие поводы: например, какая-нибудь рыба особенно подходящая для пирогов попадалась, вдруг мама, например, покупала палтуса, редко такое, но случалось. Или вдруг в магазине оказывался зеленый лук в конце зимы, когда так хочется чего-нибудь весеннего, ну как не испечь пирожки с луком и яйцом! Со мной это бывало. Много на свете поводов для пирогов.
Не стоит думать, что пироги были всегда одни и те же, и всегда такие замечательные, как в поздние годы, начинались они на моей памяти еще в Финском Домике и в те времена это было дело , связанное с большим риском: получится – не получится. Наша мамочка только училась печь пироги, и конечно учителем был отец. Он сам в те времена не пек, времени у него для этого не было, но понимал в готовке куда больше мамы благодаря своей няне Марье Егоровне. A детство мамы прошло за тетушкой как за каменной стеной (см. Историю самовара).
Известная топившаяся углем плита Финского Домика имела духовку, однако как пеклись в ней пироги, я не помню, но осталось воспоминание о пирогах с морковью, испеченных мамой, которые мы дружно отказались есть. Бабушка Кировская и Тетушка Старенькая Бабушка никогда у нас дома пирогов не пекли и маму печь не учили, пекла ли Кировская бабушка пироги дома в Кирове – не знаю, наверное, пекла, надо бы в письмах из Кирова почитать, а Старенькая Бабушка никогда никого не поучала. Мама училась печь практически при теоретических консультациях папы. Тесто то не поднималось, то не пеклось, помню, что нельзя было трогать кастрюлю, а то осядет и не подойдет, и ни в коем случае нельзя было ахать, когда тесто выкладывалось на стол (удержаться было трудно). Много было волнений с пирогами.
Следующей страницей истории пирогов были пироги калининские. В первые годы нашей жизни в Калинине пироги было печь негде, плита, занимавшая полкухни, не топилась, а вскоре и вовсе была разобрана, и на ее месте долго была яма в полу, газ, на который соседка Ляпина смотрела сентиментально, провели не сразу, но жизнь без пирогов представлялась отцу неправильной, и у нас появилась электрическая духовка, которая медленно и плохо, но все-таки пекла. И это были не все трудности, в какие-то годы пропала мука, с дрожжами всегда было трудно, отец добывал ихнезнамо где, как-то привез из деревни ржаную муку и долго доказывал, что из нее тоже можно печь, но мамина попытка сделать какие-то вятские ржаные шанежки с картошкой, которые она помнила с детства, окончилась неудачей: получились какие-то твердые как камень тарелочки темного цвета, на которых сверху лежала вполне съедобная картошка, но к пирогам это никакого отношения не имело. В эти годы, когда не было муки, стало иногда продаваться дрожжевое тесто в кулинарии, и отец исхитрялся из него делать даже тесто для блинов на масленицу. Тесто было простое, надо было его сдобрить яйцами и сахаром с маслом. Блины папочка любил печь сам, как-то особо заваривал подошедшее тесто горячим молоком, чтобы оно не перекисало, пока перепечется целое ведро, пек блины сразу на двух сковородах, в два приема: первую порцию довольно быстро съедали, и он бежал на кухню, чтобы подпечь горяченьких.
Про блины и масленицу надо бы писать отдельно, да и кроме блинов всегда было много разного кроме обычных дрожжевых собственно пирогов. Были, например, блинчики с творогом или мясом, но их как-то и за пироги не считали. Тут только перечислю, а потом надо будет расписать в подробностях.
Был очень важный пирог Наполеон. Его обязательно делали на Новый год. Делать его мама научилась у папиной Тети Оли Ч-й, это был самый парадный пирог. Такой классический Наполеон теперь бывает только у Лены. Тетя Оля пекла и куличи, удивительные, столько сдобы она ухитрялась в них ввести. Яйца и масло вводились постепенно, как и цукаты, и изюм, непременно мелкая коринка, тесту надо давать каждый раз подойти; про похожее по сдобности тесто однажды рассказывала Б. – для сухарей, которые готовились в передачи. Кроме дрожжевых были пироги из слоеного и песочного. То и другое делалось легко и быстро, поэтому чаще по мелким поводам. Из слоеного делали мясные пирожки и трубочки с изюмом и орехами, а еще вкуснейшие с антоновкой яблочные. Из песочного были разные пироги с вареньем, а еще печенье и корзиночки, это часто мы сами делали, когда без родителей дома оставались. Дежурным был пирог Лебединое озеро из песочного теста на желтках с каким-нибудь вареньем, малиновым или брусничным, например, а белки взбивались, и из них делалось украшение вокруг варенья. Печенья и корзиночки были не всегда, мода на них то приходила, то уходила, были и другие временные увлечения, не приживавшиеся надолго, например, пирог с эффектным названием «утопленица», с морожеными сливами или персиками, пирог этот был тяжеловат для еды, хоть и прост в выполнении, и как-то быстро исчез из обихода. Были лимонники, хачапури, курники, все они появлялись, когда мы, дети, уже выросли и заводили пироги в своих семьях, у Сани, например, пироги с грибами, но в мамин классический набор они так и не вошли.
Все-таки настоящими пирогами были дрожжевые и обязательный набор их, отбиравшийся долго, всю жизнь, и составлял то, что было Праздничными Пирогами. Во-первых, мясные. Сразу предупреждаю, что не собираюсь отстаивать превосходство наших пирогов, у всех они разные, просто констатирую, что у нас мясные пироги делались с вареным мясом, говядиной, сначала провернутой, а потом поджаренной с луком, и обязательно в конце надо добавить бульона, много, чтобы не было сухо. И елись эти пироги с бульоном на праздничный обед. Это были не пирожки отдельные, а именно большие закрытые пироги, разрезанные к обеду на хорошие большие куски. Кроме мясных, были обязательные капустные с яйцом. Найдутся, конечно, люди, которые будут спорить о том, как готовить капусту для пирогов, спорить я не буду, но скажу, что для наших пирогов свежую капусту всегда мелко крошили, а потом заваривали крутым кипятком, первый раз сразу сливая, а второй выдерживая подольше и опять тщательно сливая; если капуста была твердовата, то шпарили еще раз, а уж после этого надо солить, добавлять рубленные крутые яйца и обязательно сливочное масло. Мастером по части новшеств была наша Оля, взять хотя бы ее идею про грецкие орехи, которые надо класть не в тесто, а на дно формы, так вот это она принесла замечательное усовершенствование капустных: чтобы из пирога готового, когда его режешь и ешь, не сыпалась капуста, в начинку надо добавлять одно сырое яйцо, я всегда так делаю и каждый раз Олю вспоминаю.
Были еще очень важные рыбные пироги, но с ними была проблема: не всякая рыба годилась, а к нужному сроку подходящая рыба попадалась не всегда. В пирог нужны были налимы или судаки, но рыбацкое везение отцу нередко изменяло. Рыба – тема для воспоминаний неисчерпаемая, но для большей части читателей неинтересная, поэтому скажу только, что иногда пирог делался ради попавшегося налима, а как-то в августе попался отличный судак, и я его повез в Москву на день рождения Тети Тамары, на который и родители приехали, и я судака безнадежно испортил, загубил просто - забыл пирог посолить. Вот такие сложности были с рыбными пирогами. А сам пирог был довольно прост: на протвень, смазанный и посыпанный мукой, кладется тесто, на тесто кладется рис вареный, немного, с крутым яйцом порубленным и с обжаренным кольцами луком, сверху сырая рыба, распластанная и без костей, потом опять лук с яйцом, не забыть тут посолить, а сверху закрывается тестом. Главное в этом пироге – не перепечь, некоторые боятся, что рыба сырая, и пекут дочерна (как у М-х, говорил отец), а надо просто пропекать в меру. Наверное, если точно вспомнить и как следует посчитать, то окажется, что настоящих рыбных пирогов в истории было не так уж и много, зато уж они и остались в памяти как настоящие пироги.
Главное в настоящих пирогах, конечно, правильное тесто. Тут что ни возьми – все важно: и дрожжи свежие, и мука хорошая, и масло вот тоже, когда-то мама делала любое тесто на маргарине, с ним было все просто, он был всегда, без выбора один и даже тогда, когда сливочного масла и в помине не было. Мы маргарин никак кроме пирогов не использовали, пироги ели не каждый день, поэтому он не приедался. Ну а в более поздние времена вкусы изощрились, сам я в тесто теперь кладу только сливочное и оливковое масло. Главное в тесте – чтобы оно как следует подошло, ну и, конечно, чтобы было вымешано, иначе будет как батон за 13 копеек, как говорила Соня Г. Тесто требует терпения и сил. Поэтому маму с пирогами постепенно заменил отец, а со временем к деланию теста была приспособлена хлебопечка. Вымешивала она хорошо, отец как настоящий повар все время стандартную пропись приготовления усовершенствовал, добавлял в тесто то манку, то ржаную муку, колдовал с яйцами и сахаром, как бы то ни было, тесто у него всегда было делом творческим и уникальным.
Один недостаток был у хлебопечки: за один раз теста получалось немного, а пирогов, чем дальше, тем требовалось больше, прежде всего на Новый год и мамин день рождения, народу становилось все больше, а сил все меньше. Поэтому пироги стали ставиться заранее, и рыба иногда попадалась заранее тоже, так что пирогов становилось и того больше, но упаси бог подумать, что они стали терять качество, единственная была проблема – их держать до праздника, зимой ладно, а летом? Наполеон стоял на шкафу, на сундуке стояли мясные, а капустные, как наиболее нежные – под окном в холодном шкафчике, если кто помнит, во многих домах были такие.
Хороши были пироги, да не те уже едоки. Радовался отец новым гостям, которых можно было потчевать, а им неудобно отказываться, а свои уже знали реальные возможности и держались как могли.
Много сохранилось в памяти отдельных деталей и случаев, связанных с пирогами, ну вот, например, про слойки: если начинки для пирогов было немного, то тесто оставалось, и мама делала из него слойки. Раскатает большой блин не очень тонко, польет растопленным маслом, посыплет сахаром, а если есть, то и корицей, свернет в рулет, отрезает ножом кусок, надрезает с одной стороны до половины, а потом быстрым движением заворачивает слойку и кладет ее на протвень, и слойка получается так, что внизу только неразрезанное тесто, чтобы масло и сахар не вытекали. Я прошу у мамы, чтобы она медленно сделала, хочу научиться, а она говорит – медленно невозможно. Теперь такие слойки только Мариночка Б. делать умеет. Или муравейник. Это был фирменный вятский пирог, зимний, с курагой или с изюмом, маленькие пирожки окунают в растопленное масло и кладут в один, а то и в два слоя в форму, пропечь и не сжечь его – большое искусство, надо, если тесто сильно поднимется, протыкать, как кулич, лучинкой, проверять, не сырой ли внутри. Сначала мама, а потом больше Лида пекли отличные муравейники с ягодами в Гареме, я однажды испек с клюквой на 70-летие А.А. Отец очень оценил мою идею использовать вместо топленого масла растительное, лучше оливковое, так муравейник получается полегче. Сам отец делал в Гареме рыбный муравейник, просто там в электрическом чуде он лучше, чем закрытый пирог, получался. Как раз порция теста в хлебопечке была на один муравейник.
Пироги не исчезли в наших семействах до сих пор, хотя общий сбор всех за одним столом с пирогами вряд ли когда еще будет. Пироги у всех разные, но ниточки какие-то протянулись. Делать пироги просто и приятно, во всяком случае я так считаю, конечно, лучше всего учиться, глядя, как кто-то печет, а на словах трудно понять, что такое «тесто подошло» или «вымесилось», или определить, какой густоты должна быть опара. Хочется, чтобы сохранилось хоть что-то из уходящего, и пироги не на последнем месте.
 
 
mininand
30 November 2016 @ 07:29 pm
Борис Николаевич Рахманинов очень гордился одним своим открытием. Его обмеры Пашкова дома показали, что в главном фасаде здания используется курватура – тот же прием, что использовали древние, чтобы усилить впечатление от здания. Это точно выверенное искривление линий постройки, создающее обман зрения, иллюзию – колонны кажутся выше, портик поднимается, фасад становится шире. Благодаря использованию курватуры средней руки московский белоснежный усадебный дом для наблюдателя кажется большим дворцом рядом с огромным темным массивом Кремля; естественное освещение служит тому же, смотрящий на юг парадный фасад весь день освещен, а кремлевские стены глядят на него из тени.

Искривление, курватура для своего действия требует глаза наблюдателя, но и глаз наблюдателя просит неправильности линии, останавливающейся на детали, разнообразия формы, перебивающегося цвета, смены масштаба, всего того, что в избытке есть у природы, и чему в свойствах своего восприятия подчиняется человек. Нет всего этого – и «глазу не на чем остановиться». Но при всем этом в своих действиях человек, строящий дом, чаще подчиняется или думает, что подчиняется эвклидовой геометрии – параллельные прямые линии, прямые углы, симметрия, круг или правильный овал, отношения натуральных чисел представляются простыми решениями и позволяют действовать по простым или кажущимися простыми правилам, создающими иллюзию выбора единственного истинного решения.

Зато природа, или действительность, или сила вещей всегда и одновременно выбирает бесчисленное множество решений. На службе у нее великий искривитель прямых линий и единственных правильных решений – время. Оно ведет свою работу от начала всех начал, для этого у него множество инструментов – сила тяжести, сопротивление материала, вода, лёд, мертвые камень, песок, глина, плодородная земля, солнце, всё живое и многочисленные поколения людей. Люди плодились и размножались, приходили на новую для них землю, над которой уже потрудилось время, и строили свои дома, вмешивались в работу времени, и тем еще больше ускорили и усилили его искривляющую работу, хоть и принимали свои единственные решения и проводили прямые линии и выверяли прямые углы.

Город – средоточие
 
 
mininand
18 November 2016 @ 04:08 pm
Чем хороши сказки - всегда находится что-нибудь новенькое, не замеченное раньше. Вот недавно обнаружил, что известный эпизод из Царевны-лягушки об испечении хлеба для батюшки - для обмана невесток разобрала лягушка сверху печь да и вывалила туда квашню - это пародийное изображение тандыра
 
 
mininand
20 May 2016 @ 02:49 pm
так давно уже не писал, что забыл, куда нажимать. про сирень. не поленился разобраться с сиреневыми садами в Москве после стихийной дискуссии в троллейбусе. был некий сиреневый сад на Соколе, многие о нем слыхали, основал его потомок богатой купеческой фамилии Колесников, на остатках земли поместья во Всехсвятском, жена была из аппарата Дзержинского, а сам работал в автохозяйствах там же, а также в Мосторге. его сад был где-то около Таракановки, то ли на нашем левом, то ли на правом берегу, на последнее указывает остаток довольно большого сиреневого участка около пятиэтажек, сирень там совершенно одичала. Колесников перед смертью (1956) в 1954-м участвовал в создании Сиреневого сада, тогда питомника, в Измайлове, рядом там позже был разбит Сиреневый бульвар. но вот что интересно: когда устраивали питомник, оставалось ли там что-нибудь от знаменитых измайловских садов царицы Марии Ильиничны, большой любительницы сирени?
 
 
 
mininand
Оригинал взят у marmara_calypso в Тюльпаны с холма Ала-ад-Дина
Alaeddin Tepesi

Закончился апрель, а вместе с ним сезон тюльпанов, но у меня в сундучке остался еще репортаж из парка на холме Ала-ад-Дина в Конье, где их высаживают. Поэтому сегодня, в честь праздников, с которыми всех поздравляю, - снова прекрасные цветы. Передаем эстафету с ними далее, на север).

Ну а в конце скажу пару слов про сам холм с таким сказочным названием.

Много фото и красоты....Collapse )

 
 
mininand
http://dystopia.me/coolest-in-russian-futurism/?_utl_t=lj Из газеты «Московский листок» № 46, 24.02.1913.

«Всему русскому обществу грозит серьезная опасность со стороны шайки буйнопомешанных, непостижимым образом до сих пор находящихся на свободе.

Я говорю об обоих Бурлюках, Хлебникове, Крученых, Маяковском, Лившице и Кандинском, последний выпад которых против здравого смысла ясно говорит о необходимости немедленного водворения всех этих юродивых в сумасшедший дом.

об акционизме и юродстве
 
 
mininand
13 January 2016 @ 01:00 pm
Вот и вторая картинка, вспомнить не могу, кажется, это дубы, денек был серенький, но с солнцем, неярким, вот и тень неяркая, неконтрастная

кто и когда посадил рядом желуди? А на земле было море барвинков.
 
 
mininand
12 January 2016 @ 06:35 pm
нашел старый рисунок, теперь этого дерева уже нет, упало, Никольское-Урюпино
на фото №6
http://deadokey.livejournal.com/165997.html
 
 
mininand
09 October 2015 @ 06:03 pm
Вспомнил я второй пункт - читаю Шкловского, детгизовскую книжку о П.Федотове и поражаюсь, как хорошо научаются люди плавать в отравленной среде, чтобы не сказать в серной кислоте. Книга интересная своей тонкой мимикрией, ну кто же не любит декабристов и петрашевцев, кто же не против крепостного права и аракчеевщины, бедность и честность - основа человеческого достоинства (других вроде как нет), а главное - апологет формализма Шкловский столь тонко хвалит изобразительное искусство, что легко может показаться неискушенному читателю, что любит он не только Федотова, но и Брюллова, и Гоголя исключительно за РЕАЛИЗМ.
Вот так и с Нобелевской премией Алексиевич: враги ругают, а поклонники хвалят, но никто не вспоминает, за что премия-то, ну нельзя говорить про розовую обезьяну, никто не упоминает даже в перечислениях книг без подробностей "Время сэконд-хенд", может и правда, никто, кроме нобелевского комитета, не читал :).