mininand (mininand) wrote,
mininand
mininand

Инет переполнен военными воспоминаниями, и вот я тоже решил внести свой вклад и написать про козу. Время - 6 лет после войны, место - военный городок под Москвой, от которого теперь не осталось уже и следа. На хорошо всем известной фотографии запечатлена коза Зорька, рядом с которой дядя Ваня Тюнин и дети из окрестных финских домиков: нас трое - Лида, Лена и я, Вовка Муравьев, Вовка Мистюков и мальчишки Тюнины с гордым местом рождения Берлин. Веселый Ваня Тюнин (какой он мне теперь дядя, я сам дядя и дедушка) на фотографии - для меня символ того счастливого времени молодой жизненной силы и счастливого удивления, что вот кончилась война и смерть отступила и не вспоминают ее. Фотография сделана по его инициативе, он только что остриг под ноль всех окрестных мальчишек трофейной машинкой, а тут бродячий фотограф, а тут коза, и все веселые и счастливые.
Но о козе. Когда родилась Оля, а из соседнего Никулина перестала носить молоко через поле тамошняя молошница (видно, сельское хозяйство в тропаревском колхозе стремительно шло ногавногу), отец принял решение завести козу и со свойственной ему решительностью тут же его реализовал, была весной куплена молодая окотившаяся весной молочная коза и водворена в сарае. Теперь, когда нас детей стало четверо, Полина Порфирьевна соседка переехала, освободив для нас вторую комнату в домике, так что кроме кур, кошки, колонки за два дома, печки и плиты, топившейся углем и огорода с картошкой, теперь у мамы была еще и коза. По утрам мама или папа, если был дома, отводили козу в Первый овраг, где привязывали к забитому в землю колу. Ну и еще надо было ее доить. Очень быстро оказалось, что привязывать рядом с росшей кругом полынью нельзя - молоко горчит. Ну и еще много интересного было связано с козой, например, чтобы иметь молоко и на будущий год, надо было водить козу к козлу в Кунцево, что и было сделано, правда, детей туда с собой не брали. Лето пили молоко, коза паслась на травке, а осенью появилось слово комбикорм и даже привезено было откуда-то сено в сарай. Весной, когда еще снег лежал кругом, коза должна была окотиться (вот отдельная тема - кто котится, кто телится, кто жеребится, кто щенится) и ее перевели на террасу, ту самую, где окотилась наша кошка на раскладушке в ногах у дяди Сережи, только недавно вернувшегося с Крайнего Севера. Вот и Зорька окотилась на террасе утром с папиной помощью двумя козлятами, я как-то по общей суете и недосмотру проскользнул на террасу и видел кровь и послед. Козлика папа зарезал, мы его съели, шкура еще долго валялась в доме на креслах, а козочку сначала оставили, но когда подросла - отвели все туда же в Кунцево, а может быть в следующее лето было две козы.
По подсчетам получается, что коза жила у нас года четыре. Когда мы переезжали в Розовый дом, пришлось ее отдать. Отдал отец козу своей знакомой художнице Роксане, которая жила где-то на даче в окружении собак, с которых лепила фарфоровые статуэтки, со своим мужем-скульптором. Так что Зорьке предстояла судьба натурщицы. Новые хозяева приехали за козой на "Москвиче", Роксана напугала меня наманикюренными ногтями, и я ее совсем не помню, козу посадили на заднее сидение и она выглядывала в открытое окно. После отъезда Зорьки мы веселились, распевая:
кушай тюрьку Яша
молочка-то нет
ведь козочку нашу
увезли чуть свет,
а юмор песни был в том, что тюрька-то ведь делается из молока и черного хлеба с сахаром!
И вот последнее, что хочу написать. Почему-то Зорька невзлюбила нашу Старенькую Бабушку, которая тогда еще не жила с нами, а только приезжала погостить и помочь маме. Бабушка не расставалась со своей черной палкой из-за больной ноги и даже как-то ею гордилась, как Пушкин, наверное, гордился своей чугунной тростью в Одессе. Как только коза видела Бабушку с палкой, она становилась на дыбы, подгибая передние ноги и наклонив голову рогами вперед очень картинно, и шла на Старенькую Бабушку. Бабушка отмахивалась палкой, коза наступала, Бабушка оборонялась, из этих схваток на бабушкиной руке остался на всю оставшуюся ей жизнь след - гематома. Картинка этой схватки представляется мне парафразом знаменитого старообрядческого лубка "Баба-Яга на бой с Крокодилом идет", изображающего по мнению Ровинского карикатуру на Петра 1 и Екатерину 1, а по моему мнению - "схватку зла со злом", а бабушки с козой - это "схватка добра с добром".
Вот такие мои воспоминания о войне и о козе.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments